alionushka1 (alionushka1) wrote,
alionushka1
alionushka1

15 лет "дорогой сна"

Горячо любимая мной и, надеюсь, не только мной,  группа " Мельница" отмечает свое 15-тилетие. В этой связи, желаю Наталье Андреевне дальнейших творческих успехов и много новых, прекрасных песен. Для тех, кому интересно, как становилась эта замечательная, пожалуй, лучшая отечественная фолк-рок-группа, откуда она вышла и куда идет,  предлагаю интервью с вокалисткой и автором песен Натальей Андреевной О'Шей,  больше известной  в народе как Хелависа.




— По той причине, что мы никогда не общались, хотела задать самый простой вопрос: откуда вы появились?

— Я училась в МГУ на филфаке, на романо-германском отделении. В очереди в библиотеку со мной и моей подругой, тогда еще первокурсницами, познакомился парень с физфака — и пригласил на встречу. С этого все и началось: я, подруга, парни с физ-, хим- и биофака, какая-то аудитория в физическом корпусе. Объединяло нас, пожалуй, то, что все мы очень хорошо учились, были отличниками и любили МГУ, нашу альма-матер. И Толкина любили тоже — а как же? Некоторые уже тогда играли в ролевые игры, некоторые просто знали о том, что в это можно играть. Но хочу сразу сказать, что компания наша не была зациклена именно на поклонничестве Толкину. Когда мы собирались друг у друга в гостях, речь могла идти о чем угодно: о фотографии, о классический китайской поэзии, о кодексе бусидо, о музыке. Одно время, например, было популярно поставить альбом Iron Maiden «Fear of the Dark» и тащиться под него.

— А что об этом говорили преподаватели?

— Никто не был против — это же вне занятий происходило. Просто занималась одна конкретная аудитория на физфаке. Никто никому не мешал.

— Песни — когда они начались?

— Еще в школе. Я ведь окончила музыкальную школу и песни начала писать тогда же. О чем? Ну как о чем… О любви! На самом деле, на стихи Толкина я писала песни — на оригинальные его тексты. А когда я попала во всю эту физфаковскую компанию, мне как-то было неудобно их исполнять. Казалось, что там все такие крутые, прекрасно поют, сочиняют крутые песни и вообще. Но однажды я встала и сказала: «Здрасьте, я, в общем, вот, тоже немножко умею петь». И спела что-то вроде народной английской песни «Зеленые рукава», и почему-то всем понравилось. Я очень удивилась — однако, я еще и петь умею.


Фото: Сергей Луканкин

— И потом в вашей жизни появилась группа «Тиль Уленшпигель»?

— Она возникла году в 1998-м. Я занималась исторической реконструкцией, что, конечно, замечательное хобби, к которому по большому счету склонились многие, начинавшие как толкинисты и ролевики.



— Настоящая реконструкция — с мечами, с кольчугой? Как это все называется? «Серебряный волк»?

— «Серебряный волк» — один из известных клубов. Но я была в другом клубе — в «Наследии предков». Насколько я помню, на одном из турниров по историческому фехтованию я заняла какое-то очередное призовое место с реконструкцией западноевропейского женского костюма. После чего было, что называется, пьянство в дурацком и много песен. И кто-то взял мой телефон — ну, чтобы было, — а потом кто-то снабдил этим телефоном Руслана Комлякова, который в тот момент для своего проекта «Тиль Уленшпигель» искал вокалистку. А тут — бац! — оказалось, что вокалистка еще и со своим материалом. Руслан позвонил, предложил встретиться. Я подумала: почему бы и нет. Так все и сложилось.


Фото: Татьяна Дудко

— И буквально через пару лет из густонаселенной московской фолк-сцены, где каждый второй пел про гномов, вдруг выстрелила «Мельница». Вы практически сразу стали флагманом. У этого есть какое-то математическое обоснование? Или — чистое колдовство?

— Много работы, много прошибаний стенок лбом. Очень долго мы играли так: «Форпост» — «Вермель», «Форпост» — «Вермель». А потом резко решили записать альбом «Дорога сна». Денег, естественно, не было, и поэтому у нас случился краудфандинг. Да, тогда еще не было этого слова, но процесс был, и он был абсолютно спонтанный. Мне позвонил Ник Перумов и сказал: «Хочу вашей команде помочь — дать на запись тысячу долларов». Мы встретились с ним в метро — у него и впрямь был с собой конвертик. Это было очень мило, и я буду всегда очень ему благодарна. Вот своими силами на разнообразных студиях, с кем-то попутно договариваясь…

— Я прошу прощения, но Перумов-то как о вас узнал? Или он был человеком с физфака?

— Нет, не с физфака, но определенно из того времени. Из той же очень общей, очень большой тусовки, которая любила фэнтези, читала Толкина… Не важно, короче. Козин издал альбом — это главное. У нас случилась презентация в клубе «Б2», где был биток. Тогдашние менеджеры «Бункера» ходили и спрашивали: «Ребята, а вы вообще кто?» Вот с того момента как-то все веселее пошло.


Фото предоставлено компанией Навигатор Рекордз

— Я читала про некий флэшмоб, который якобы устроили ваши поклонники для проталкивания в «Чартовой дюжине» вашей песни. Вероятно, они просто оборвали телефон «Нашего радио».

— Это был не то чтобы флэшмоб. Просто когда песню «Ночная кобыла» Козину неожиданно удалось запихать в «Чартову дюжину», поклонники «Мельницы» со всей России стали со страшной силой звонить на «Наше радио» и буквально за пару недель подняли песню на первое место. Потом она еще и первое место в чарте всего года заняла. Но ясно же, что они голосовали не за конкретную песню, а за группу. Именно в тот момент мне стало понятно, какая огромная армия поклонников у «Мельницы» и насколько они активны.


© Сергей Луканкин

— Вообще у вас в некотором роде уникальная ситуация: «Мельница» вышла из подполья за счет количественного перевеса поклонников, а именно людей, которые не просто читают Толкина, но играют в него.

— Мне бы не хотелось думать, что это именно так. И я против того, чтобы на группу навешивали ярлык «нас поддержала ролевая тусовка».

— Но она же поддержала.

— Нет. Очень многие люди, которые когда-то слушали меня, что называется, на менестрельнике, после того как я стала работать в группе, говорили: «Ой, это совсем не то! Вот раньше — да, а сейчас попса». И это были как раз ролевики. Понимаете, в том-то и секрет успеха. Если бы мы вышли из ролевой тусовки и были поддержаны ролевой тусовкой, мы бы не достигли того успеха, который у нас сейчас. Мы цепляем публику, находящуюся за гранью тусовки. Нам как раз вредно оставаться командой, играющей для какого-то определенного слоя, для определенной субкультуры. Только разрывая рамки слушательских субкультур, коллектив приходит к реальному успеху. И мне гораздо более ценен слушатель, который пришел ниоткуда, послушал песню «Невеста полоза», заморочился, попросил у бабушки сборник сказок Бажова, сам во всем разобрался. Это, кстати, реальная история. «Полез выяснять, обнаружил неизвестную фамилию Бажов, попросил у бабушки книжку». Я серьезно — это цитата из письма.


© Сергей Луканкин

— То есть, получается, вы помимо всего прочего несете какую-то просветительскую функцию?

— Да, образовываем понемногу.

— Все же я не могу так скоро соскочить с ролевиков. Я прочла в каком-то интервью, как вы рассказываете о том, что люди, прожившие параллельную жизнь где-то в Нескучном саду в наряде эльфа, по жизни крепче, чем те, кто в эльфа никогда не переодевался.

— Да, я так до сих пор считаю. И у меня достаточно знакомых, которые, продолжая еще играть — не обязательно в эльфов, даже совсем наоборот, — занимают какие-то высокие должности. Мне кажется, это неплохое хобби. Кто-то едет в Турцию и лежит три недели вверх пузом на море, а кто-то едет в лес и примеряет на себя чужую личину. И с удовольствием психологически отдыхает. А также тренирует дух и тело.


Фото: Вадим Шатров

— Я постоянно общаюсь с ролевиками — с одним из них каждый день вижусь на работе; они считают вас своей королевой. Вы постоянно жонглируете важными для них понятиями: скандинавские боги, единороги, эльфы…

— Эльфов нет ни одного. Если найдете это слово хоть в одной моей песне, дам пирожок.

— Я имела в виду, что они все равно где-то между строк прячутся. Но это не важно. У меня был припасен для вас другой вопрос. Дело в том, что я сильно против того неославянизма, который сейчас расцвел невероятно, — вся эта история про то, откуда пошли русичи и прочее. Я этого всего ужасно боюсь и желаю, чтобы двери в эту преисподнюю как можно скорее захлопнулись. Но именно такие музыканты, как вы, всегда оставляете щеколду незапертой. Вы не чувствуете какую-никакую ответственность за это?

— Вы имеете в виду оккультную историю Третьего рейха?

— И ее тоже. Хотя вы никогда об этом не пели, но люди определенного склада слышат в ваших текстах и это.

— Слышат, да. Но только потому, что оккультная доктрина Третьего рейха и перверсии, возникающие на ее базе сейчас, — это на самом деле, конечно, слегка перевернутая с ног на голову индоевропейская мифология, которая есть, я ей много занималась, она мне очень нравится, и она чрезвычайна интересна. И — да! — у меня в песнях очень много индоевропейских мифологических архетипов и сюжетных составляющих.


Фото предоставлено компанией Навигатор Рекордз

— Как вы отреагируете, если вдруг однажды кто-то скажет: братья-славяне, вот же наша царица полей, слушайте только ее.

— Никак не буду реагировать. Я не считаю, что несу какую-то ответственность за чьи-то слабые умы. Я считаю, что люди, кому это действительно интересно, сами все разроют, сами все найдут. Многие именно это и делают. Вообще если для понимания, прочитывания текста требуется комментарий автора, это значит, что текст не получился. Это значит, что я слишком много всего в него налила и текст плохой. А если люди обходятся без всяких аллюзий и копаний в учебниках по оккультизму, проникаются, роняют скупую слезу и заламывают шапку, значит, все нормально.

— Еще такой нежный момент. Знаете, я не была на «Нашествии», но видела видеоролики. Вы — какая-то невероятная женщина-вамп, почти Ольга Кормухина.

— Ну, вамп началась еще с альбома «Ангелофрения» 2012 года. Это с него пошла вся эта тема «мы в белом и в черных ботинках». Плюс жесткая роковая программа. Да, у нас есть такая опция.



— Просто я еще подумала: в вас, наверное, фанаты влюбляются.

— И что?

— Мучают звонками, пишут письма. В подъездах не подкарауливают?

— Нет. Меня в основном уважают. Я думаю, что у меня есть определенный ореол недоступности какой-то…

— Ну да-да, муж, двое детей. Как вы вообще справляетесь? В одном интервью вы как-то с жаром сетовали на минусы образовательной системы.

— Штука в том, что мы с мужем и детьми сейчас живем в Женеве. И мне было важно не попасть под пресс ювенальной юстиции, которая практически по всей Европе запрещает забирать ребенка из школы во время учебного года. А дети у меня маленькие и пока что всюду ездят со мной. По ирландскому законодательству — а они у меня обе ирландки — дети отправляются в школу в четыре года, а я не могу оставить без себя четырехлетнего ребенка на две недели. Поэтому обычно они обе ездят со мной. Вот сейчас первый раз, когда я на двенадцать дней оставила старшую, которой уже шесть, с папой ходить в школу, а с собой в Москву привезла только маленькую.


© Сергей Луканкин

— Вообще это уникальная ситуация: слушатели ваши здесь, в России, вы в Швейцарии. Как думаете, им не обидно, что вы вот впорхнули на двенадцать дней в этот Мордор, а потом укатили обратно в прекрасную горную страну, почти в Средиземье?

— Мне кажется, никому не обидно, поскольку все знают, что я время от времени возвращаюсь.

—  Мне кажется, что это очень красиво, когда за артистом следует его группа поддержки. Более того, раз «Мельница», по вашему признанию, несет некую образовательную функцию, было бы очень правильно знакомить народ с тем, как вся эта фольклористика существует в Европе. Например, историческая реконструкция в той же Швейцарии поддерживается на правительственном уровне, в каждом городе спектакли. А у нас этого ничего нет, и парни из «Серебряного волка» обычным людям кажутся идиотами.

— Давайте не будем все в одну кучу смешивать. К нам на концерты не приходят люди в исторических прикидах. В отдельных случаях местные реконструкторы договариваются с промоутером, организующим наш концерт, и за денежку приходят в дурацком. Но они приходят работать, а это совсем другая функция. Понимаете, нереально и сало съесть, и на горку сесть. Нереально войти в тусовку реконструкторов, начать братание — ребята, я тоже в свое время этим занималась, давайте накатим горилки, давайте вспомним былые дни — и одновременно со всем этим отработать высокотехнологичное двухчасовое шоу на сцене. Тем более что мы работаем для всех, а не только для реконструкторов. Все очень просто: дерево — дуб, столица нашей родины — Москва, смерть неминуема и неизбежна, любимая группа — «Мельница». Люди приходят на наши концерты, потому что им нравится «Мельница», а не потому, что они увлечены балтославянскими мифами. Это ведь все равно как если бы я сказала: ой, слушайте, мне так нравится язык суахили и все гамбийское-гриотское, что я прямо до дыр заслушаю альбом Роберта Планта. А я его, кстати, заслушаю, но — не поэтому.
Интервью брала Наталья Кострова
фото из





Tags: интересное, музыка
Subscribe
promo alionushka1 march 24, 2013 20:36 89
Buy for 20 tokens
В очень многих преданиях присутствует упоминание о некоей старшей расе, которая некогда населяла Землю. Большинство западноевропейских народов называли их эльфами, скандинавы - альвами, кельты - племенами богини Дану и сидами, бретонцы - корригаями, славяне - дивьими людьми, индийцы -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments